Дисфункция лимбико ретикулярного комплекса

Содержание

Синдромы поражения лимбико-ретикулярного комплекса и вегетативной нервной системы. Гипоталамический синдром. Вегетативная дистония. Панические атаки. Синдромы Горнера, болезнь Рейно.

⇐ ПредыдущаяСтр 13 из 20

Лимбическая система.

В современной медицине к лимбической относятся элементы старой коры (archiocortex), которая покрывает гиппокампову и зубчатую извилины, древняя кора (paleocortex) переднего отдела гиппокампа, а также средняя, или промежуточная, кора (mesocortex) поясной извилины.

К функциям лимбико-ретикулярного комплекса относится: определение состояния эмоциональной сферы, регуляция вегетативно-висцеральных соотношений, поддерживающих относительное постоянство внутренней среды (гомеостаза), а также энергетическое обеспечение и корреляция двигательных актов. От состояния лимбико-ретикулярного комплекса зависит активность психических и двигательных функций, уровень сознания, способность к автоматизированным движениям, к ориентировке, смена бодрствования и сна, речь, внимание, память.

В случае поражения структур лимбико-ретикулярного комплекса могут обнаруживаться разнообразные клинические симптомы:

— выраженные изменения в эмоциональной сфере перманентного и пароксизмального характера,

— анорексия или булимия, сексуальные расстройства,

— нарушение памяти, в частности признаки синдрома Корсакова, при котором больной не способен запоминать текущие события (удерживает их памяти не более 2 мин),

— вегетативно-эндокринные расстройства,

— нарушения сна,

— психосенсорные расстройства в виде иллюзий и галлюцинаций,

— изменения сознания,

— клинические проявления акинетического мутизма,

— эпилептические припадки.

Вегетативная нервная система.

При поражении сегментарного отдела вегетативной нервной системы возникают следующие нарушения.

Симпаталгический синдром — характеризуется вегетативной болью (симпаталгия). Отличительной особенностью его является жгучая, распираю­щая боль, постепенное ее распространение и диффузность. Интенсивность боли может быть разной: от легкого покалывания до острой, невыносимой, но чаще всего боль носит жгучий характер. Симпаталгии могут проявляться постоянной болью или возникать в виде приступов (пароксизмов).

Вегетативно-сосудистый синдром проявляется сосудистыми расстрой­ствами, обусловленными спазмом или расширением сосудов. В основном изменения возникают в конечностях, характеризуются изменением цвета кожи (побледнение, покраснение, синюшность, мраморность), изменением кожной температуры, отеком тканей в зоне поражения.

Вегетативно-трофический синдром проявляется изменением пото­отделения (гипергидроз или сухость, шелушение кожи), депигментацией, местным гипертрихозом или облысением, образованием язв с их продолжительным заживлением. Возможны трофические нарушения ногтей (гиперкератоз, ломкость), а также изменение формы пальцев. При поражении боковых рогов на уровне шейного утолщения могут возникать артропатии, спонтанные, безболезненные переломы верхних конечностей.

Расстройства надсегментарного отдела вегетативной нервной системы сопровождаются психическими, вегетативными и соматическими наруше­ниями. Они могут носить пароксизмальный или перманентный характер. Различают такие варианты поражения надсегментарного отдела вегетатив­ной нервной системы:

перманентный (вегетативно-сосудистая дистония, нейрогастральная дистония, гипервентиляционный синдром, нарушение терморегуляции, сочетанные проявления);

пароксизмальный (симпатоадреналовые кризы, вагоинсулярные кри­зы, смешанные кризы);

гипоталамический синдром (нейроэндокринная форма, нарушения мотивации, расстройства сна и бодрствования, перманентная вегетативная дистония).

Гипоталамичсекий синдром -комплекс эндокринных, обменных, вегетативных расстройств, обусловленных патологией гипоталамуса. Характеризуется изменением (чаще увеличением) массы тела, головными болями, неустойчивостью настроения, гипертензией, нарушением менструального цикла, повышенным аппетитом и жаждой, усилением или снижением либидо. Для диагностики гипоталамического синдрома проводится расширенное гормональное исследование, ЭЭГ, МРТ головного мозга, при необходимости УЗИ щитовидной железы, надпочечников. Лечение гипоталамического синдрома заключается в подборе эффективной стимулирующей или ингибирующей гормональной терапии, проведении симптоматического лечения.

Причины: опухоли головного мозга, сдавливающие гипоталамическую область;

черепно-мозговые травмы с прямым повреждением гипоталамуса;

нейроинтоксикации (токсикомания, наркомания, алкоголизм, производственные вредности, экологическое неблагополучие и т. д.);

сосудистые заболевания, инсульт, остеохондроз шейного отдела позвоночника;

вирусные и бактериальные нейроинфекции (грипп, ревматизм, малярия, хронический тонзиллит и др.);

психогенные факторы (стрессы, шоковые ситуации, умственные нагрузки);

беременность и сопряженные с ней гормональные перестройки;

хронические заболевания с вегетативными компонентами (бронхиальная астма, гипертония, язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, ожирение);

конституциональная недостаточность гипоталамической области.

Вегетативная дистония — комплекс функциональных расстройств, в основе которого лежит нарушение регуляции сосудистого тонуса вегетативной нервной системой. Проявляется приступообразным или постоянным сердцебиением, повышенной потливостью, головной болью, покалыванием в области сердца, покраснением или побледнением лица, зябкостью, обморочными состояниями. Может приводить к развитию неврозов, стойкой артериальной гипертензии, значительно ухудшать качество жизни.

Панические атаки — состояние, связанное с внезапным выделением в кровь огромного количества адреналина. Характерные симптомы панической атаки:

Учащение сердцебиения;

Чувство страха;

Ком в груди, возможно затрудненное дыхание;

Нарушение терморегуляции (чувство жара или холода);

Спазм сосудов (бледность или мраморность кожи, пульсация в голове и т.п.);

Дрожь;

Возможно выделение большого количества мочи.

Синдромы Горнера– патологическое расстройство вегетативной нервной системы, обусловленное нарушением симпатической иннервации.

Причины: Опухоли спинного и головного мозга

Травмы спинного и головного мозга

Воспалительные процессы центральной нервной системы

Воспалительные заболевания первых ребер

Воспалительные поражения верхних отделов позвоночника

Кровоизлияние в головной мозг (инсульт)

Различные интоксикации (чаще алкогольная)

Рассеянный склероз

Миастения

Мигрень

Невралгия тройничного нерва

Воспаление среднего отдела уха

Опухоль Панкоста (располагается в области верхушек легких)

Аневризма аорты

Нейрофиброматоз (1 типа)

Сирингомиелия

Тромбоз кавернозного синуса

Увеличение в размерах (гиперплазия) щитовидной железы при зобе

Симатэктомия

Симптомы: Сужение зрачка (Миоз)

Опущение верхнего века, вследствие чего происходит сужение глазной щели (Птоз)

Приподнятое нижнее веко (Перевернутый птоз)

Задержка расширения зрачка – при ярком свете зрачок сужается, а при слабой освещенности напротив – расширяется. При наличии данного патологического процесса замедлен процесс расширения зрачка во время перехода в более темное помещение

Западение глазного яблока (Энофтальм)

Различный цвет радужки глаз (Гетерохромия). При врожденном синдроме Горнера может наблюдаться на разных глазах различный цвет радужек

Неравномерное окрашивание радужки, при котором цветовой пигмент по радужке распространен неравномерно

В пораженном глазу наблюдается сниженная выработка слезной жидкости

На пораженной стороне лица уменьшается потоотделение (Ангидроз)

Половина лица на пораженной стороне гиперемирована

С пораженной стороны оболочка глазного яблока (конъюнктива) более яркой окраски

Помимо этого, для синдрома Горнера типичен так называемый синдром Пти – это обилие на глазном яблоке расширенных кровеносных сосудов, который выявляется при проведении офтальмологического осмотра

Болезнь Рейно — вазоспастическое заболевание, характеризующееся пароксизмальным расстройством артериального кровообращения в сосудах конечностей (стоп и кистей) под воздействием холода или эмоционального волнения. Синдром Рейно развивается на фоне коллагенозов, ревматоидного артрита, васкулитов, эндокринной, неврологической патологии, болезней крови, профессиональных заболеваний. Клинически синдром Рейно проявляется приступами, включающими последовательное побледнение, цианоз и гиперемию пальцев рук или ног, подбородка, кончика носа. Синдром Рейно приводит к постепенным трофическим изменениям тканей. Консервативные меры включают прием вазодилататоров, хирургическое лечение заключается в симпатэктомии.

Симптоматика синдрома Рейно обусловлена пароксизмальным вазоспазмом и развивающимися вследствие этого повреждениями тканей.

В типичных случаях при синдроме Рейно поражаются IV и II пальцы стоп и кистей, иногда – подбородок, уши и нос. Приступы ишемии вначале кратковременны, редки; возникают под воздействием холодовых агентов, вследствие волнения, курения и т. д. Внезапно развивается парестезия, похолодание пальцев, кожа становится алебастро-белого цвета. Онемение сменяется жжением, ломящей болью, чувством распирания. Приступ завершается резкой гиперемией кожи и ощущением жара.

Прогрессирование синдрома Рейно приводит к удлинению времени приступов до 1 часа, их учащению, спонтанному возникновению без видимых провокаций. После высоты пароксизма наступает цианотическая фаза, появляется незначительная отечность тканей. В промежутки между приступами стопы и кисти остаются холодными, цианотичными, влажными. Для пароксизмов ишемии при синдроме Рейно характерно симметричное и последовательное развитие проявлений: сначала на пальцах кистей, затем — стоп.

Последствиями ишемии тканей в случае длительного и тяжелого течения синдрома Рейно могут стать трофические изменения в виде плохо заживающих трофических язв, участков некрозов, дистрофических поражений ногтевых пластин, остеолиза и деформации фаланг, гангрены.

Генерализованная и локальная активация

Различают генерализованную и локальную неспецифическую активацию. Появление стимула вызывает генерализованное возбуждение коры, что проявляется в реакции генерализованной депрессии альфаритма (или реакции десинхронизации). По мере повторного воздействия стимула (привыкания) генерализованная реакция уступает место локальной десинхронизации. Локальная десинхронизация длительно сохраняется в проекционной зоне анализатора, соответствующего модальности воздействующего стимула.

Начальный этап ориентировочного рефлекса, возникновение комплекса рефлекторных реакций (генерализованный ориентировочный рефлекс) связывают главным образом с активацией стволовой ретикулярной формации и генерализованным возбуждением коры (стадия «общей активации» организма). В развитии второй фазы (анализа стимула) ведущее место занимает корково-лимбико-таламическая интеграция. Это обеспечивает специализированность, направленность процессам анализа «новизны» и «значимости» стимула. Важное значение в этом процессе имеют механизмы взаимодействия коры головного мозга и отдельных структур лимбической системы. Для фазы анализа стимула характерно быстрое угашение многих компонентов генерализованного ориентировочного рефлекса (вегетативные компоненты и кожно-гальваническая реакция угасают). Более устойчиво удерживаются локальные проявления ориентировочного рефлекса в вице депрессии альфа-ритма и вызванных потенциалов в проекционных зонах коры (в специфических системах). Таким образом, постепенно компоненты ориентировочного рефлекса полностью угасают.

Как указывалось выше, любое изменение в параметрах привычного раздражителя или появление нового стимула (экстрастимула) приводит к восстановлению ориентировочной реакции (эффект «растор-маживания») (см. рис. 10). Однако по сравнению с исходным уровнем после «растормаживания» реакция восстанавливается частично и значительно быстрее угасает. Данное свойство получило название «потенциация (накопление) привыкания» и является веским доказательством того, что процесс привыкания — один из видов научения.

Континуум уровней бодрствования

В состоянии бодрствования человек активно взаимодействует с внешней средой, воспринимает сигналы внешнего мира и отвечает адекватными реакциями. Необходимыми условиями нормальной жизнедеятельности организма являются чередования бодрствования и сна.

Сон — жизненная необходимость каждого человека: треть его жизни проходит в состоянии периодически наступающего ежесуточ­ного ела.

В настоящее время установлено существование в стволовой части головного мозга формирований, оказывающих влияние на наступление сна и бодрствования. Поддержание состояния бодрствования связано с функцией ретикулярной формации ствола мозга. Ретикулярная формаций. получая сигналы из всех сенсорных систем по неспецифичес­ким афферентным волокнам, оказывает генерализированное активизи­рующее вл мине на кооу больших полушарий. Перерезка мозга выше ретикулярной формации вызывает у животного непрерывный сон.

Уровень бодрствования – внешнее проявление активности нервных центров, показатель интенсивности поведения. Условно представим себе все поведенческие проявления «разложенными» на пространстве одномерной шкалы или континуума, на крайних полюсах которой окажутся – сон и состояние крайнего возбуждения (типа ярости). Между этими «краями» окажется непрерывный ряд изменений уровня бодрствования, вызванных изменениями уровня активности нервных центров. Максимальная эффективность деятельности соответствует оптимальному (но не максимальному) уровню бодрствования.

Для каждого типа поведения существует свой оптимальный уровень бодрствования, позволяющий человеку добиваться наиболее высоких результатов. Невозможно прямо измерить уровень бодрствования, как, например, температуру тела. Не существует количественной меры для его измерения.

Изменения уровней бодрствования связаны с изменениями тонуса соответствующих нервных центров. При этом выделяются несколько уровней регуляции бодрствования: клеточный уровень (нейронный), уровень отдельных центров и уровень мозга как целого.

1. Нейронные механизмы. Регулируют функциональные состояния модуляторные нейроны двух типов: активирующие – увеличивающие активность синапсов, соединяющих чувствительные и исполнительные нейроны, и инактивирующие – прерывающие пути передачи информации от афферентных к эфферентным нейронам. При переходе ко сну активирующие нейроны-модуляторы выключаются, а инактивирующие – включаются.

В процессе эволюции нейроны-модуляторы объединились в ансамбли и сети, сосредоточенные на уровне ретикулярной формации ствола мозга и неспецифического таламуса.

2. Модулирующие системы: ретикулярная формация головного мозга и таламус. Обеспечивают энергией и регулируют тонус подкорки и коры головного мозга в зависимости от характера выполняемой деятельности.

Ретикулярная формация. Любое сенсорное возбуждение, какому нейрокомплексу оно бы ни было адресовано, часть своей энергии отдаёт ретикулярной формации, которая, в свою очередь, оказывает генерализующее активирующее воздействие на весь мозг.

Таламус (зрительный бугор). Отдел промежуточного мозга, собирающий сенсорную информацию от всех органов чувств, отвечающий за генерацию ритмической активности и распространение её на те области коры, которым предстоит участвовать в ответе на сигнал. Обеспечивает избирательное сосредоточение внимания.

3. Регуляция бодрствования всего мозга. Осуществляется передними отделами коры больших полушарий – фронтальными зонами, которые по нисходящим кортикоретикулярным путям модулируют в нужном направлении активность стволовой и таламической систем. С включением фронтальных зон возникает своеобразный замкнутый контур регуляции бодрствования. Ретикулярная формация ствола мозга, возбуждаясь под действием внешних стимулов, активизирует неспецифический таламус и кору больших полушарий, а та, в свою очередь, благодаря нисходящим проводящим путям может снизить активность ретикулярной формации ствола и таламуса или увеличить в зависимости от того, что требуется в данный момент времени.

Модулирующие системы мозга. Генерализованная и локальная активация.

Модулирующая система мозга – специфические активирующие и инактивирующие структуры, локализованные на разных уровнях ЦНС и регулирующие функциональные состояния организма, в частности процессы активации в деятельности и поведении.

Блок модулирующих систем мозга регулирует тонус коры и подкорковых образований, оптимизирует уровень бодрствования в отношении выполняемой деятельности и обусловливает адекватный выбор поведения в соответствии с актуализированной потребностью.

Модулирующую систему называют лимбико-ретикулярный комплекс или восходящая активирующая система.

Компоненты модулирующей ситемы:

Как минимум стоит попробовать, потому что:

  • Более 80 курсов для обучения
  • Всего 20 минут в день на занятия
  • Персональный преподаватель

Узнать детали

1. Лимбическая система.

2. Ретикулярная формация (РФ) Задний гипоталамус, Синее пятно в нижних отделах ствола мозга (акривирующее влияние)

3. Преоптическую область гипоталамуса, дра шва в стволе мозга, фронтальная кора (инактивирующее влияние)

РФ – филогенетически наиболее древнее образование. Впервые описана в 1855 г. Йожефом Ленхошшеком. В РФ выделяют ядра, отличающиеся различными морфологическими особенностями. В связи с этим одни авторы рассматривают ретикулярную формацию как диффузное образование, другие считают ее комплексом, состоящим из многих дифференцированных ядер с различной структурой и функциями. Латерально (с боков) ретикулярная формация окружена сенсорными путями, которые к ней образуют множество коллатералей.

Регуляторные системы являются мозговым субстратом внимания (см. Внимание). В современной психофизиологии рассматриваются различные регуляторные системы, связанные с отдельными аспектами внимания.

Система неспецифической активации, включающая ядра РФ продолговатого мозга и моста, обеспечивающая активационный компонент внимания (arousal).

Париетальная система включает теменные отделы коры и ядра таламуса. Париентальная регуляторная система участвует в обнаружении стимулов и избирательной модуляции активности сенсорно-специфических зон коры при экзогенном внимании, возникающем при изменении внешних средовых факторов, тем самым обеспечивая селективность ориентировочных компонентов внимания.

Лимбическая система, включающая подкорковые структуры (мамилярные тела гипоталамуса, антериовентральные ядра таламуса, гиппокамп) и цингулярную извилину лобной доли. Эта система обеспечивает эмоционально-мотивационный аспект внимания.

Фронто-таламическая система, основными составляющими которой являются префронтальная кора и медиодорзальное ядро таламуса, имеющее обширные афферентные и эфферентные связи со структурами лимбической системы. Взаимодействуя с неспецифическими структурами таламуса, фронто-таламическая система оказывает нисходящее избирательное модулирующее влияние на сенсорно-специфические зоны коры при эндогенном (произвольном) внимании, обеспечивая его информационную составляющую.

В регуляции произвольной двигательной активности участвует система базальных ганглиев, которая включает ряд подкорковых образований, расположенных в белом веществе полушарий — хвостатое ядро, полосатое тело, бледный шар, субталамическое ядро и черная субстанция. Высшими центрами произвольной регуляции движения является лобная кора.

Узнай стоимость написания работы Получите ответ в течении 5 минут. Скидка на первый заказ 100 рублей!

При реализации целостного поведения все перечисленные регуляторные системы тесно взаимодействуют между собой как на уровне коры головного мозга, так и на уровне подкорковых образований, обеспечивая формирование избирательных функциональных объединений (систем), участвующих в реализации конкретной мозговой деятельности.

Первоначально к неспецифической системе мозга относили в основном лишь сетевидные образования ствола мозга и их главной задачей считали диффузную генерализованную активацию коры больших полушарий. По современным представлениям, восходящая неспецифическая активирующая система простирается от продолговатого мозга до зрительного бугра (таламуса).

Лимбико-ретикулярный комплекс [Надсегментарный отдел вегетативной нервной системы]

Основная статья: Вегетативная нервная система 2. Функции 3. Лимбическая система

Строение

К важнейшим надсегментарным образованиям относятся ретикулярная формация мозгового ствола и лимбическая система — лимбико-ретикулярный комп­лекс (ЛРК).

Важнейшими звеньями лимбико-ретикулярного комплекса являются ретикулярная формация мозгового ствола, гипоталамус, передние ядра таламуса, миндалина височной доли, гиппокамп, перего­родка с ее ядрами и связывающие их пути. Центральны­ми звеньями лимбико-ретикулярного комплекса следует считать миндалину и гиппо­камп (рис. 1.5.4).

Лимбико-ретикулярный комплекс вполне обос­нованно можно было бы назвать еще и эмоциональным моз­гом, так как он име­ет важное значение в эмоциональных ре­акциях, поскольку многие из его образо­ваний входят в ответ­ственный за эмоции «большой круг Папеца»: гиппокамп — свод — перегородка — мамилярное тело — передние ядра тала­муса — поясная из­вилина — гиппокамп.

Выделяют также малый круг: амигдала — гипотала­мус — амигдала.

Функции

Лимбико-ретикулярный комплекс обеспечивает целостные процессы жизнедеятель­ности организма при различных функциональных состо­яниях мозга и разных внешних и внутренних ситуациях. Это достигается прежде всего благодаря адекватной ин­теграции эмоционального, вегетативно-висцерального, гормонального и моторного составляющих. При этом го­меостатические реакции с использованием сегментарного симпатического и парасимпатического аппаратов адек­ватно обеспечиваются эрго- и трофотропными системами.

Лимбическая система

Лимбическая система возникла в тот период развития животных, когда обонятельные сигналы стали играть ре­шающую роль в организации их поведения. Это оказа­лось возможным благодаря формированию обонятельно­го мозга, включающего в себя субкортикальные (минда­лина височной доли — амигдала) и корковые образова­ния (древняя и старая кора). Материал с сайта http://wiki-med.com

Исходя из сказанного, лимбическую систему называют также обонятельным мозгом, а установление роли лимбико-ретикулярного комплекса в регуляции висцеральных функций способствовало по­явлению еще одного термина— «висцеральный мозг».

Лимбическая система, помимо вышеуказанных функ­ций, имеет тесное отношение к процессу внимания и па­мяти, а ретикулярная формация мозгового ствола — к регуляции циркадного ритма: сон — бодрствование.

Категории:На этой странице материал по темам:

  • дисфункция регулирующихсистем лимбико-ретикулярного комплекса

  • лимбико-ретикулярного комплекса. источник: https://cardio-life.ru/aritmiya/odinochnye-zheludochkovye-ekstrasistoly.html

  • учение о лимбико-ретикулярном комплексе

  • учение о лимбико-ретикулярном комплексе, его значение для клиники

  • дисфункция лимбико-ретикулярных структур

Материал с сайта http://Wiki-Med.com

В 1878 г. П. Брока (Вгоса Р., 1824—1880) под названием «большая краевая, или лимбическая, доля» (от лат. limbus — край) объединил гиппокамп и поясную извилину, соединенные между собой посредством перешейка поясной извили­ны, расположенной над валиком мозолистого тела. В 1937 г. Д. Папец (Papcz J.) на основании экспериментальных данных вы­двинул аргументированное возражение против существовавшей ранее концеп­ции о причастности медиобазальных структур больших полушарий главным образом к обеспечению обоняния. Он предположил, что основная часть медио­базальных отделов большого полушария, называемых тогда обонятельным мозгом (rhinencephalon), к которому относится лимбическая доля, представляет собой морфологическую основу нервного механизма аффективного поведения, и объеди­нил их под названием «эмоциональный круг», в который включил гипоталамус, передние ядра таламуса, поясную извилину, гиппокамп и их связи. С тех пор эти структуры физиологами стали именоваться также кругом Папеца. Понятие «висцеральный мозг» предложил P.D. McLean (1949), обозначив таким образом сложное анатомо-физиологическое объединение, которое с 1952 г. стали именовать «лимбической системой». Позже выяснилось, что лим-бическая система участвует в выполнении многообразных функций, и сейчас большую ее часть, включающую поясную и гиппокампову (парагиппокампаль-ную) извилины, принято объединять в лимбическую область, которая име­ет многочисленные связи со структурами ретикулярной формации, составляя вместе с ней лимбико-ретикулярный комплекс, обеспечивающий широкий круг физиологических и психологических процессов. В настоящее время к лимбической доле принято относить элементы ста­рой коры (archiocortex), покрывающей зубчатую извилину и гиппокампову извилину; древнюю кору (paleocortex) переднего отдела гиппокампа; а также среднюю, или промежуточную, кору (mesocortex) поясной извилины. Термин «лимбическая система» включает компоненты лимбической доли и связанных с ней структур — энторинальную (занимающую большую часть парагиппокам-пальной извилины) и септальную области, а также миндалевидный комплекс и сосцевидное тело (Дуус П., 1995). Сосцевидное тело связывает структуры этой системы со средним мозгом и с ретикулярной формацией. Импульсы, возникающие в лимбической систе­ме, могут передаваться через переднее ядро таламуса в поясную извилину и к новой коре по путям, образованным ассоциативными волокнами. Импульсы, возникающие в гипоталамусе, могут достигать орбитофронтальной коры и ме­диального дорсального ядра таламуса. Многочисленные прямые и обратные связи обеспечивают взаимосвязь и взаимозависимость лимбических структур и многих образований промежуточ­ного мозга и оральных отделов ствола (неспецифические ядра таламуса, ги­поталамус, скорлупа, уздечка, ретикулярная формация ствола мозга), а также с подкорковыми ядрами (бледный шар, скорлупа, хвостатое ядро) и с новой корой больших полушарий, прежде всего с корой височной и лобной долей. Несмотря на филогенетические, морфологические и цитоархитектоничес-кие различия, многие из упомянутых структур (лимбическая область, централь­ные и медиальные структуры таламусов, гипоталамус, ретикулярная формация ствола) принято включать в так называемый лимбико-ретикулярный комплекс, который выступает как зона интеграции множества функций, обеспечивая ор­ганизацию полимодальных, целостных реакций организма на разнообразные воздействия, что особенно ярко проявляется в условиях стрессовых ситуаций. Структуры лимбико-ретикулярного комплекса имеют большое количество входов и выходов, через которые проходят замкнутые круги из многочисленных аффе­рентных и эфферентных связей, обеспечивающие сочетанное функционирование входящих в этот комплекс образований и взаимодействие их со всеми отделами головного мозга, включая кору больших полушарий. В структурах лимбико-ретикулярного комплекса происходит конвергенция чувствительной импульсации, возникающей в интеро- и экстерорецепторах, включая рецепторные поля органов чувств. На этой основе в лимбико-рети-кулярном комплексе происходит первичный синтез информации о состоянии внутренней среды организма, а также о воздействующих на организм факторах внешней среды, и формируются элементарные потребности, биологические мотивации и сопутствующие им эмоции. Лимбико-ретикулярный комплекс определяет состояние эмоциональной сферы, участвует в регуляции вегетативно-висцеральных соотношений, направленных на поддержание относительного постоянства внутренней среды (гомеостаза), а также энергетическое обеспечение и корреляцию двигательных актов. От его состояния зависит уровень сознания, возможность автоматизированных движений, активность двигательных и психических функций, речи, внимание, способность к ориентировке, память, смена бодрствования и сна. Поражение структур лимбико-ретикулярного комплекса может сопровож­даться разнообразной клинической симптоматикой: выраженными изменениями в эмоциональной сфере перманентного и пароксизмального характера, анорексией или булимией, сексуальными расстройствами, нарушением памяти, в частности признаками синдрома Корсакова, при котором больной теряет способность к запоминанию текущих событий (текущие события удерживает в памяти не более 2 мин), вегетативно-эндокринными расстройствами, нарушениями сна, психосенсорными расстройствами в виде иллюзий и галлюцинаций, изменениями сознания, клиническими проявлениями акинетического мутизма, эпилептически­ми припадками. К настоящему времени проведено большое количество исследований, посвя­щенных изучению морфологии, анатомических связей, функции лимбической области и других структур, включаемых в лимбико-ретикулярный комплекс, однако физиология и особенности клинической картины его поражения и на сегодняшний день во многом нуждаются в уточнении. Большинство данных о его функции, особенно функции парагиппокампальной области, получено в экспериментах на животных методами раздражения, экстирпации или стерео-таксиса. Полученные таким образом результаты требуют осторожности при их экстраполяции на человека. Особое значение имеют клинические наблюдения за больными с поражением медиобазальных отделов большого полушария. В 50—60-х годах XX в. в период развития психохирургии появились сооб­щения о лечении больных с некурабельными психическими расстройствами и хроническим болевым синдромом путем двусторонней цингулотомии (рас­сечение поясных извилин), при этом обычно отмечали регресс тревоги, об-сессивных состояний, психомоторного возбуждения, болевых синдромов, что признавалось доказательством участия поясной извилины в формировании эмоций и боли. Вместе с тем бииингулотомия вела к глубоким личностным нарушениям, к дезориентации, снижению критичности своего состояния, эй­фории. Анализ 80 верифицированных клинических наблюдений поражения гиппо-кампа на базе Нейрохирургического института РАМН приведен в монографии Н.Н. Брагиной (1974). Автор приходит к выводу, что височный медиобазальный синдром включает висцеровегетативные, двигательные и психические нару­шения, проявляющиеся обычно в комплексе. Все многообразие клинических проявлений Н.Н. Брагина сводит к двум основным многофакторным вариан­там патологии с преобладанием «ирритативных» и «тормозных» феноменов. К первому из них относятся эмоциональные расстройства, сопровождающи­еся двигательным беспокойством (повышенная возбудимость, многоречивость, суетливость, ощущение внутренней тревоги), пароксизмами страха, витальной тоски, многообразными висцеровегстативными расстройствами (изменения пульса, дыхания, желудочно-кишечные нарушения, повышение температуры, усиленное потоотделение и т.д.). У этих больных на фоне постоянного дви­гательного беспокойства нередко возникали приступы моторного возбужде- ния. ЭЭГ этой группы больных характеризовалось негрубыми общемозговыми изменениями в сторону интеграции (учащенный и заостренный альфа-ритм, диффузные бета-колебания). Повторные афферентные раздражения при этом вызывали четкие ЭЭГ-реакции, которые в отличие от нормальных не угасали по мере повторно предъявляемых раздражителей. Второй («тормозной») вариант медиобазального синдрома характеризу­ют эмоциональные нарушения в форме депрессии с двигательной затормо­женностью (подавленный фон настроения, обеднение и замедление темпа психических процессов, изменения моторики, напоминающие по типу аки-нетико-ригидный синдром. Менее характерны отмеченные в первой группе висцеровегстативные пароксизмы. ЭЭГ больных этой группы характеризова­лось общемозговыми изменениями, проявляющимися в преобладании мед­ленных форм активности (нерегулярный, замедленный альфа-ритм, группы тета-колебаний, диффузные дельта-волны). Обращало на себя внимание рез­кое снижение реактивности ЭЭГ. Между этими двумя крайними вариантами были и промежуточные с пе­реходными и смешанными сочетаниями отдельных симптомов. Так, при не­которых из них характерны относительно слабые признаки ажитированной депрессии с повышенной двигательной активностью и утомляемостью, с пре­валированием сенестопатических ощущений, подозрительностью, доходящей у некоторых больных до параноидальных состояний, ипохондрического бреда. Другая промежуточная группа отличалась крайней интенсивностью депрес­сивной симптоматики на фоне скованности больного. Эти данные позволяют говорить о двояком (активирующем и тормозном) влиянии гиппокампа и других структур лимбической области на поведенчес­кие реакции, эмоции, особенности психического статуса и биоэлектрическую активность коры. В настоящее время сложные клинические синдромы такого типа не следует расценивать как первично-очаговые. Скорее их нужно рас­сматривать в свете представлений о многоуровневой системе организации моз­говой деятельности. СБ. Буклина (1997) привела данные обследования 41 больного с артериове-нозными мальформациями в зоне расположения поясной извилины. До опе­рации у 38 больных на первый план выступали расстройства памяти, причем у пятерых из них имелись признаки корсаковского синдрома, у трех больных кор-саковский синдром возник после операции, при этом выраженность нарастания дефектов памяти коррелировала со степенью разрушения самой поясной изви­лины, а также с вовлечением в патологический процесс прилежащих структур мозолистого тела, при этом амнестический синдром не зависел от стороны рас­положения мальформации и ее локализации по длиннику поясной извилины. Основными характеристиками выявленных амнестических синдромов были расстройства воспроизведения слухоречевых стимулов, нарушения избира­тельности следов в виде включений и контаминации, неудержания смысла при передаче рассказа. У большинства больных была снижена критичность оценки своего состояния. Автором отмечено сходство этих нарушений с ам-нестическими дефектами у больных с лобными поражениями, что может быть объяснено наличием связей поясной извилины с лобной долей. Более распространенные патологические процессы в лимбической области вы­зывают выраженные расстройства вегетативно-висцеральных функций. Мозолистое тело (corpus callosum) — наибольшая комиссура между больши­ми полушариями мозга. Передние ее отделы, в частности колено мозолистого тела (genu corporis callosi), связывают между собой лобные доли, средние от­делы — ствол мозолистого тела (truncus corporis callosi) — обеспечивают связь височных и теменных отделов полушарий, задние отделы, в частности валик мозолистого тела (splenium corporis callosi), соединяют затылочные доли. Поражения мозолистого тела обычно сопровождаются расстройствами со­стояния психики больного. Разрушение переднего его отдела ведет к развитию «лобной психики» (аспонтанность, нарушения плана действий, поведения, критики, характерные для лобно-каллезного синдрома — акинезия, амимия, аспонтанность, астазия-абазия, апраксия, хватательные рефлексы, деменция). Разобщение связей между теменными долями ведет к извращению понимания «схемы тела» и появлению апраксии главным образом в левой руке. Разобще­ние височных долей может проявляться нарушением восприятия внешней среды, потерей правильной ориентации в ней (амнестические расстройства, конфабу-ляции, синдром уже виденного и т.п.). Патологические очаги в задних отделах мозолистого тела нередко характеризуются признаками зрительной агнозии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *